ГлавнаяИнтервью

Роман Геращенко: «Суть фарцовки – дать то, что не купишь в магазине»

В середине ХХ века на территории теперь уже бывшего Советского союза родилась гениальная идея, не имеющая аналогов в мировой истории - фарцовка...

В середине ХХ века на территории теперь уже бывшего Советского союза родилась гениальная идея, не имеющая аналогов в мировой истории - фарцовка. О том, что же принципиально изменилось в этом виде деятельности, который, казалось, ушел в забытье вместе со всей советской эпохой, журналисту ИА «НОВЫЙ МОСТ» рассказал один из современных профессиональных фарцовщиков, человек, продвигавший такие известные торговые марки, как «Большая Ложка», «Грiнко» и «Yappi» - Роман Геращенко.

Роман Геращенко, 30 лет, фарцовщик

Механизм фарцовки в середине ХХ века был предельно прост: различными способами добывались «фирменные» заграничные вещи — от виниловых пластинок и духов до магнитофонов и одежды, - которые потом продавались за 2-3 месячные зарплаты рядового инженера. Культовым предметом фарцовки были джинсы, и почти 30 лет определить социальный статус человека можно было по цветной полосочке ткани с надписью заветного лейбла, пришитой к заднему карману.

Казалось бы, что после того, как в 90-х грянула Перестройка и открылись границы, такое явление, как фарцовка, должно было бы кануть в Лету. Центральные и не очень проспекты пестрят витринами модных магазинов, на каждых выходных в ночных клубах проходят показы новых коллекций от ведущих домов моды, народ привык летать весной и осенью на гранд-распродажи в Италию и Францию, а слово «бренд» знают пятилетние дети.

Однако не тут-то было. Вместе с тем, как изменился потребительский рынок одежды, изменилась и сама фарцовка. Она перешла на другой уровень, и сегодняшняя ее мотивация более тонкая, чем простое стремление заработать.

О всех принципиальных переменах, случившихся с видом деятельности, который, казалось, ушел в забытье вместе со всей советской эпохой, знает один из современных профессиональных фарцовщиков Роман Геращенко.

Он родился в Червонограде, которого до сих пор нет на карте Украины. В 87-м продавал одноклассникам жевательные резинки. После окончания Днепропетровского горного Университета работал в шахте, попал в струю открытия ночных клубов и создания первых отечественных брендов. Сейчас ему 30. На его счету - разработка и продвижение таких известных торговых марок, как «Большая Ложка», «Грiнко», «Yappi», а также — распространение интересных эксклюзивных вещей среди заинтересованных потребителей.

- Какой смысл заниматься фарцовкой сейчас, когда все доступно - были бы деньги?

- Сейчас, конечно, все иначе, чем, даже, 30 лет назад. Я думаю, в принципе сместились приоритеты. В 70-е, например, люди этим деньги зарабатывали. Очень хорошие были для этого условия: тотальный дефицит, однотипная одежда не самого лучшего качества и далеко уж не самого приятного вида, которая была неприемлема многими советским гражданам. Тогда пиетет ко всему заграничному существовал, прежде всего, за счет того, что у западных товаров в принципе не было никаких достойных аналогов на территории СССР.

Сегодня маятник качнулся в другую сторону. Те, для кого экономическая составляющая процесса фарцовки выходит на первый план, становятся байерами и рано или поздно переходят на конвейер «товар-деньги-товар». Они начинают возить вещи, исходя только из спроса, а не формируя этот спрос у потребителей самостоятельно. Я уже молчу о каком-то формировании fashion-культуры и раскрытия индивидуальности.

Для современного фарцовщика деньги, конечно же, имеют значение: отдача от продажи идет на уровне 40-200 % «сверху» в зависимости от того, к какой группе товаров принадлежит вещь. Но первичен все-таки спортивный интерес: найти супервещь и суперчеловека, которому эта вещь не просто понравится и будет к лицу, а который проникнется ее уникальностью и исключительностью, и оценит это. Скажу больше - у меня идет постоянный поиск артефактов - т.е. предметов с аурой, от созерцания которых тебя пронизывает ощущение «своей вещи» и острого желания этой вещью обладать.

- Механизм современной фарцовки выглядит...

- ...очень просто. Например, есть сайты в Интернете, где люди, которые сами шьют одежду, выкладывают ее фотографии. Это уникальные вещи по определению. Часто они выполнены в единственном экземпляре. Производители одежды для масс мониторят эти сайты, вычленяют те модели, которые можно пустить на поток, максимально упростив. Я же могу вдохновиться образом, найти сайт производителя в Интернете и привезти в страну продукцию от первоисточника ограниченные партии, максимальное соответствие изначальному оригиналу...

- Где Вы берете и как сбываете вещи?

- Вообще есть разные способы. Например, вещи для фарцы мои коллеги, москвичи, находят как в стоках, так и в магазинах second hand, или берут у знакомых, которым они не подошли по размеру. Я действую иначе — для меня важно продать человеку то, что мало у кого есть, чтобы он не видел отражение своего наряда в каждом встречном на улице, в офисе или в клубе. Все мои поставки идут лимитированными сериями. Что касается сбыта, то каналы у всех свои. В первую очередь — друзья-знакомые. Кроме этого, информация о готовящейся поставке всегда есть в интернете — чаще всего в блогах. Многие идут еще дальше — открывают свои show-room, где продают сфарцованные вещи, устраивают показы. К слову сказать, многие дизайнеры посещают такие мероприятия, а потом шьют похожую одежду. Такое в мире моды на каждом шагу. 

- Вы сейчас в Киеве. До этого работали в Днепропетровске. Есть ли между этими регионами разница среди клиентов фарцовщиков?

- Конечно. Более того, из этой разницы вытекает очень интересная закономерность, так называемый замкнутый круг спроса.

Суть фарцовки - дать то, что не купишь в магазинах, а если и купишь, то в web-магазинах, а это еще нужно найти, заказать. На все это уходит столько времени, сколько среднестатистический человек себе позволить просто не может. Не из-за своей колоссальной занятости, конечно, а потому, что вникать во все это, перерыть тонны информации могут только те, кто получает от этого удовольствие, - т.е. фарцовщики. Фарцовка имеет успех, везде, где есть требовательные и не довольные масс-маркетом люди, которые пришли к тому, что хотят нечто уникальное, готовы за это платить, но не могут тратить на это больше времени, чем они в среднем тратят на шоппинг.

«Ливайсы» можно купить на каждом углу, а вот, например, «Cheap Monday» не найти. Соответственно, чем более развит город - тем интереснее в нем работать. На людей в моих вещах в Киеве смотрят с восторгом, а в Днепропетровске тыкают пальцами и просят разрешения сфотографировать, как экзотическое животное. Это все, конечно, без агрессии, по-доброму, но очень показательно. Возникает вопрос: кто захочет выделяться в Днепропетровске? По сравнению с Киевом, желающих малая часть... 

Штаны. Нестандартный крой

- Значит, Вы отдадите предпочтение столице?

- Не так категорично. Просто большая часть моей деятельности, по умолчанию, будет вестись там, где к этому готовы. Я не могу сказать, что не вижу смысла работать в Днепропетровске при таком отношении. Здесь тоже есть люди, которым интересно быть моими покупателями, и на вопросы друзей, что это на них за вещь такая интересная, не демонстрировать яркий лейбл или не говорить нарочито уставшим голосом: «это Dior», или еще какой-нибудь набивший оскомину бренд, а отвечать: «Японские ботинки ninja. Таких в городе еще три пары». 

Японские ботинки tabi ninja на один палец

- Фарцовщики привозят одежду для снобов?

- Не совсем верно. Современные фарцовщики привозят одежду, и одним из их принципов является ограниченная серия в определенном регионе. Эксклюзив всегда в цене. Чем оригинальней вещь, тем она привлекательнее. Но только для тех, кто к этому готов. Просто так совпадает, что в эту категорию попадают снобы, которые по своей сути тянутся ко всему, что отличается от ширпотреба. 

- Среди Ваших клиентов только "простые смертные", или есть звезды шоубизнеса?

- Кого среди моих клиентов только нет (улыбается). Однозначно все мои клиенты - люди яркие и сформировавшиеся, как личности, а среди них немало модных журналистов, ведущих, дизайнеров, писателей, музыкантов, танцоров. Есть и директора компаний, и владельцы ресторанов и магазинов. Конечно, некоторые вещи, которые я привожу, попадают к звездам шоубизнеса. Мне выгодно, чтобы они периодически "светились" на ТВ. Например, нейлоновые рукава c рисунками в виде татуировок мне заказал Руслан Минжинский - продюсер Потапа и Насти Каменских. Также их брали для Алены Винницкой. В рукавах были замечены парни из "Comedy Club Украина". Еще их будет покупать для своей очередной "жертвы моды" в субботу 8 марта модельер Андрэ Тан (героиню программы оденут в образе Диты фон Тиз). Японские ботинки ninja я привез Нино Катамадзе и Кате Zvezda, в них выступает солистка балета "Проти Ночі". 

Настя Каменски и Потап в нейлоновых рукавах, которые им привез Роман

- Строит ли преграды для современной фарцовки законодательство?

- Никаких проблем нет. Ситуация в стране для фарцовщиков сейчас благосклонная. Более того, можно не просто привозить и продавать, а также и зарегистрировать свою торговую марку и сбывать вещи под своим логотипом. Потом формируется пласт потребителей, которые уже будут ценить не каждую отдельно привезенную вещь, а все, что идет под этим брендом. Есть же, к примеру, люди - поклонники (бренд-адепты) «Hugo Boss», хотя они, впрочем, бросаются на любую новую вещь с громким именем.

- Фарцовщик обязательно является трендсеттером, или достаточно оперативно привозить и продавать?

- Трендсеттер - человек со вкусом. Фарцовщик - человек с предпринимательской жилкой. Можно не быть трендсеттером, а только лишь иметь представление о моде и чувствовать себя нормально, получая прибыль с продаж. Можно быть трендсеттером - и мучиться от недостатка хороших вещей. Можно это совместить - как в моем случае.

Для современного фарцовщика момент продажи перестал быть определяющим, как для его советского предшественника. Важна сама идея. 

Анастасия Зиборова, ИА «Новый Мост»

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook