ГлавнаяИнтервью

Баер Елена Чепелюк: «Днепропетровск понимает и принимает высокую моду»

Профессия «баер» для многих украинцев еще малоизвестна...

Баер Елена Чепелюк: «Днепропетровск понимает и принимает высокую моду»

Профессия «баер» для многих украинцев еще малоизвестна. Тем не менее, благодаря именно этим людям творения дизайнеров (и отечественных в том числе) становятся доступными более широкой (50-100 человек), но не массовой аудитории. Баер, можно сказать, является посредником между дизайнерами и покупателями. Он на свой страх и риск отбирает смелые фантазии hot couture и предлагает потребителям то, что, по его мнению, может носиться не только на показах мод, а в более-менее обычной жизни.

О «закулисах» мира отечественной моды ИА «НОВЫЙ МОСТ» беседует с днепропетровским баером, владельцем магазина, где продается одежда только украинских дизайнеров, Еленой Чепелюк.

Украинский рынок

- Оцените, пожалуйста, объемы украинского рынка дизайнерской одежды и долю на нем отечественных дизайнеров. 

- Эта доля очень мала. Поскольку никто не проводил такие исследования, то, я думаю, не больше 5%, может быть, даже меньше. В основном прилавки магазинов заполнены зарубежными брендами, украинского продается очень мало. Если это не бренды, то китайский или турецкий товар, который завозится в больших количествах.

- Иностранные бренды, продаваемые в Украине, - это оригиналы или подделки? 

- Мои приятели заходили в магазин Motive, и почему-то оказалось, что это два разных магазина, если сравнивать с украинскими. Очень часто в Украину завозят старые коллекции, говоря, что это – самое новое и лучшее. А проверить это могут не все. Поэтому не исключено, что то, что не продается за рубежом, отправляется к нам, в стоковые магазины, а мы это покупаем, поднимая им продажи.

- Как меняется доля украинских дизайнеров в отечественном рынке из года в год? 

- Динамика рынка, безусловно, есть. Если у дизайнера есть свой магазин, то, открыв второй, его продажи увеличиваются примерно в 2 раза. К тому же, если он договаривается с владельцем подобного магазина о размещении своих коллекций, то его продажу снова расширяются на тот или иной регион.

- А сколько в Украине работает дизайнеров, имена которых на слуху? 

- Думаю, человек до 50, с учетом молодых. Можно посмотреть так: 47 коллекций было показано на прошедшей в марте Ukrainian Fashion Week-2008, поэтому я, наверно, не ошиблась в цифре.

- Какие тенденции показал Ukrainian Fashion Week, какими будут осень-зима 2008-2009? 

- Осень-зима снова уходит в темные тона. Очень много серого, но этот цвет уже не такой грустный, в общем – достаточно приятных оттенков. Много черного. Но вместе с этим все дизайнеры разбавляют свои коллекции какими-нибудь элементами и яркими пятнами: блузы, шарфы-шапки, обувь, сумки. Может быть черное пальто, а под ним сизого цвета платье. Очень моден сизый цвет, желтый, но уже не одуванчиковый, а более приглушенный, смягченный. Даже яркие цвета – как будто подернуты патиной.

- Цена на одежду украинских дизайнеров реальная или завышенная и ее можно снизить? 

- Смотря, на что обращать внимание. Баерская компания как раз нужна для того, чтобы выпускать мелкотиражные партии изделий (мы делаем сейчас до 50 единиц каждой вещи), соответственно снижается цена. Где-то могут удешевляться ткани, фурнитура, но ничего не происходит без согласования с дизайнером. Что касается дизайнерской одежды первых линий, то, по-моему, дизайнерская одежда не так дорога, как нам кажется. Например, у Хлои дизайнерское платье с пластиковыми «поедками» из не очень натуральной ткани стоит 20 тыс. гривен, а Наташино платье, над которым она работала месяц, - 5 тыс. гривен.

- Какая ситуация с детской одеждой от отечественных дизайнеров в Украине? 

- С детской одеждой – сложнее всего. Любая детская одежда, продающаяся в магазине, должна быть сертифицирована в санстанции и обществе защиты прав потребителей. И ткани, и фурнитура, и изготовление… Для нее нужно очень много документов. Она должна хорошо стираться, не пачкаться по возможности, а дизайнерская одежда – это полет мысли, они делают одежду не на каждый день… Не все дизайнеры именно поэтому занимаются детской одеждой.

- Можно ли сегодня полностью одеться во все украинское? 

- При большом желании – можно. С трудом, но можно найти всю одежду от отечественных дизайнеров. Найти верхнюю одежду, сумки, но сложнее всего с обувью. Производителей обуви – не много, на каждый размер нужно делать свою колодку… Ну, сколько может дизайнер заказать колодок для своей коллекции? Ну, пусть 20. Соответственно, цена такой обуви вырастает в разы.

- Нижнее белье тоже можно найти от украинских дизайнеров? 

- Пожалуй, нет. Его пока еще никто не делает. Кое-кто делает корсеты, но их не назовешь нижним бельем, это, скорее, элемент одежды.

- Аксессуары? 

- Аксессуары подтягиваются за одеждой. Не так быстро, как хотелось бы, но подтягиваются. Я, например, работаю с дизайнерами, которые занимаются аксессуарами – Абра Кадабра, Роман Лазар. Надеюсь, появится еще одна киевская девушка-дизайнер.

Днепропетровск в зеркале моды

- В Днепропетровске дизайнеров практически нет? 

- Может быть есть, но я с ними не знакома… Во всяком случае, я не знаю ни одного днепропетровского дизайнера, который бы показывался на «высоком подиуме». Местного дизайнера Наталью Музыченко я знаю исключительно потому, что у нее есть собственный магазин, о ней рассказывают люди, т.е. она свой бренд самостоятельно продвигает. Больше я с днепропетровским дизайнерами не знакома. Я готова с ними знакомиться и работать, потому что, например, во Львове ситуация с местными дизайнерами как раз обратная. Там мои коллеги их знают и общаются… Может быть, у них город меньше, востребованность больше…

- Как вы оцениваете Днепропетровск с точки зрения потребителя одежды отечественных дизайнеров. 

- Потребители – самые разные слои населения. Это могут быть достаточно состоятельные люди, которым это интересно и которые понимают, что не все то. Что привозится из-за рубежа, является модным. Есть люди, которые хотят одеваться в эксклюзивные вещи. Когда я только открывала магазин, приезжали люди на очень дорогих машинах, типа «Порше Кайен», и говорили: «Я хочу купить футболку от Караванской, на которой написано «Носи українське. Купуй Караванське”, чтобы поддержать украинского товаропроизводителя. Откровенно говорили, что надоело носить Dolce&Gabana, которые шьют в Китае и их носят все. Было приятно, но удивительно. Вот такой патриотизм тоже есть. Есть и средние слои населения, которые хотят носить интересные вещи и хотят индивидуальности. Есть интеллектуалы в Днепропетровске. Есть такая позиция - «умные вещи», которые подчеркивают некую интеллектуальность их владельца.

- Если сравнить Днепропетровск с другими украинскими городами? 

- Днепропетровск понимает и принимает высокую моду. Мои клиенты с удовольствием ездят на Ukrainian Fashion Week, при том, что билеты на него не продаются и даже пригласительные достать сложно. Их всего около 600 на всю страну…

Профессия – баер

- Сколько в Украине баеров? В чем состоит их работа? 

- По большому счету, их нет, если не считать баерами людей, владеющих небольшими магазинами, которые работают с дизайнерами на выкуп или под реализацию. Таких людей сложно называть баерами. Вообще, баер – это представитель компании или компания, заключившая с дизайнерами договора об отдельных проектах, вплоть до того, то дизайнеры рисуют целую линию одежды для них, если баеру понравились тенденции. Компания «Designed Mode», с которой мы сотрудничаем, сейчас ведет переговоры с украинскими дизайнерами. Компания, зарегистрированная в Австрии, уже 15 лет работает за рубежом и около 10 – в Украине. Она работает с достаточно известными партнерами, например, Марком Джейкобсом. Ей очень интересен украинский рынок, она пыталась на него выйти, но некая разница в менталитете Австрии и Украины не всегда позволяла достичь взаимопонимания. Мы давно знакомы с этой компанией и недавно решили объединить усилия.

- С какими дизайнерами Вы сейчас работаете? 

- Пока не подписаны договора «Designed Mode» с дизайнерами, я не могу их называть. Могу говорить только о дизайнерах, представленных в моей магазине. Это Алексей Залевский, Лена Иванова, Анжела Ангел, Земскова-Ворожбит, Наташа Глазкова-кутюр и ее вторая линия, Олена Даць, Олеся Телиженко, Марина Муляр, Виктор Анисимов.

- Что Вам дает сотрудничество с международной компанией? 

- Это и инвестиции, и возможность открывать новые магазины по Украине, стать еще более мобильными. Ведь от скорости подачи коллекции в сеть, которую мы планируем развить, зависит успешность продаж. К тому же – облегчит доступ к тканям и фурнитуре, с которыми сейчас очень сложно.

- Сколько магазинов вы собираетесь открыть? 

- В каждом городе-миллионнике. При этом, хотелось бы остаться в том же формате, что и сейчас, стать не просто сетью, а остаться магазином «с душой». 

- Планируете ли с помощью международной компании поставлять продукцию украинских дизайнеров за рубеж? 

- Пока не планируем. Наша цель – дать продукт, который важен нашему соотечественнику, поскольку у людей растет интерес к дизайнерской одежде, и они начинают понимать, что родное – не все так плохо, как казалось раньше.

- Расскажите о работе баера…

 

- На показе - отсмотреть коллекции, тенденции, принять правильное решение, понять, с какими дизайнерами работать, отобрать модели, чтобы модели разных дизайнеров сочетались между собой. Сочетались не только по цветовой гамме, но и по тканям, дополняли друг друга. Эти вещи должны попасть в цвет сезона, тенденции, фактуру.

- Отобрали вещи, и что дальше? Вы продаете «первую линию» одежды или шьете мелкие партии? 

- Что касается моего магазина и магазинов-партнеров (в Киеве, Белой Церкви и Львове), то мы можем брать «первую линию». Но моя торговая марка «Dream Line» отбирает модели, согласовывает модели с дизайнерами, учитывая их рекомендации по тканям и фурнитуре. И такие модели шьются мелкими партиями. Бывает так, что один из складов ждет какую-то ткань, которая уже ввезена в Украину, и корабль стоит на растаможке. И все мы ждем, а время идет, пора отшивать, сезон уходит. Приходится искать что-то другое и выходить из этой ситуации, потому что и модель уже куплена и заявлена, и в планах стоит, и с дизайнером оговорено… Сложностей очень много.

- Шьете ли какие-то модели в Днепропетровске? 

- Да, многие вещи. Кстати, на этой же фабрике отшиваются образцы для будущих коллекций для немцев, австрийцев, голландцев.

- Какой стартовый капитал нужно иметь, чтобы стать баером? 

- О стартовом капитале не готова ответить. Я начинала с того, что открыла магазин – просто однажды я попала на Ukrainian Fashion Week и меня это настолько потрясло, что мне захотелось этим заниматься. В магазине я представила одежду только украинских дизайнеров и так магазин и позиционировала. Потом стали общаться с дизайнерами и поняли, что у них тоже есть масса проблем. Они получают заказы, но не могут отшить заказанным (маленьким) тиражом – им негде разместиться. В своих студиях со своими швеями они могут что-то сшить, но тираж даже в 15 единиц – это для них проблема. А их бы тогда и знали лучше, и они смогли бы что-то заработать. Поэтому иногда мы даже шьем по отдельным заказам дизайнеров, то, что не попадает в сеть.

- То есть, Вы попали «в струю»… Какие знания нужны баеру? 

- У меня нет образования по этой специальности. Читаю литературу об этом постоянно, «копаю» в Интернете. Часто читаю российский журнал «Индустрия моды» - Россия идет немного впереди Украины, поэтому есть возможность опираться на их исследования и смотреть, насколько они оправдываются… Кстати, Россия очень активно развивает и торговые марки, и свое производство, очень активно поддерживает своих дизайнеров. На основе всего этого я могу сказать, что они начинают экспансию в другие страны, в частности, Украину и Белоруссию.

- Посещаете ли Вы показы мод за границей? 

- Смотрю их в Интернете. Есть определенные направления моды: Италия дает свои, Франция свои… В общем они сходятся, но все равно у каждой страны есть разные элементы. Я смотрю, что было бы интересно из этого в Украине, насколько наши дизайнеры повторили или взяли на вооружение эти направления.

- Кто Ваши конкуренты? 

- Есть люди, которые параллельно с нами занимаются одеждой от украинских дизайнеров, но конкурентов сегодня нет. Потому даже не во всех украинских городах есть магазины с одеждой отечественных дизайнеров.

- Это рискованный бизнес? 

- Ну, изначально пришлось, конечно, постараться. Но ситуация достаточно благоприятная… Скажу так – люди очень живо отреагировали на то, что появился такой магазин в Днепропетровске, несмотря на то, что мы не находимся на «красной линии». Мы уже наработали хорошую клиентскую базу, люди дают рекомендации о нас своим знакомым и родственникам…

- Сколько стоят авторские права на дизайнерское изделие? 

- С каждым дизайнером это оговаривается отдельно и это зависит от конкретной вещи. Вообще, это коммерческая тайна, потому что не все дизайнеры готовы к тому, чтобы я ее оглашала.

- Проблемы в работе баеров? 

- Сегодня, к сожалению, проблема любого человека, занимающегося одеждой от украинских дизайнеров или вообще украинской одеждой, заключается в том, что за долгие годы нам успели испортить вкус. За 70 лет свой вкус был создан очень слабо, поэтому, когда появились глянцевые обложки и большое количество иностранного товара, пусть даже он был не самого хорошего качества, мы все этому сильно обрадовались. С годами турецкое и китайское менялось на французское, итальянское, немецкое, но не всегда, правда, одежда в этих странах отшивалась (часто эти вещи как раз в Турции и Китае и шили). К сожалению, наши дети выросли на этих глянцевых обложках и они уже не имеют ни чувства патриотизма, ни чувства вкуса, который у нас где-то все-таки был, именно наш - национальный… Поэтому сейчас тяжело это переламывать, воспитывать заново. Когда мы 2 года назад открыли магазин, многие люди даже не знали имен украинских дизайнеров.

- Прибыльна ли работа баера? 

- Как любая работа – прибыльна. Просто нужно профессионально этим заниматься, все просчитывать. Безусловно, есть какие-то риски - можно не угадать с коллекцией, можно поставку тканей вовремя не получить, потому что «таможня не дала добро», не попасть в сезон. И тогда получается, что одежные магазины уже распродали этот «сезон», а ты его только получил…

- И что тогда делать? 

- По-разному бывает. Иногда большие скидки приходится делать. Хотя дизайнерские вещи года 2 в трендах остаются, поэтому, если есть возможность перебросить вещи из сезона в сезон, то делаешь это, чтобы не нести убытки из-за государства.

- Можете ли Вы отказать дизайнеру, который хочет продавать свою коллекцию в Вашем магазине? Почему? 

- Да. Это может быть «не сезон», отсутствие качества. Есть вещи, которые из-за менталитета регионов по-разному воспринимаются. Например, в Днепропетровске Наташа Глазкова: Sketches by Nastya сразу начала продаваться практически сразу, а во Львове понадобилось несколько месяцев, пока народ ее понял. Есть вещи в супер украинском этно-стиле, которые скорее будут успешно продаваться на Западной Украине, чем в Днепропетровске, потому что там люди более патриотичны.

- Какие перспективы работы баером? В какую профессию он может трансформироваться? Может быть, Вы станете дизайнером? 

- Не думаю. Возможно, я стану директором сети магазинов.

- Насколько быстро распродаются коллекции с Ukrainian Fashion Week? 

- По-разному. Некоторые вещи с недель моды не доходят ни до шоу-румов, ни до студий после показов… есть вещи, которые уже ждут в студиях или дизайнерских магазинах. Я в этот раз просто нахально отобрала вещи после показа у Анжелы Ангел, Марины Муляр, Олены Даць. Днепропетровск остался очень благодарен.

- О чем мечтаете? 

- Чтобы большая часть людей одевалась в украинское. Я не призываю всех это делать, - есть масса интересной, красивой и удобной одежды, и это все можно «миксовать» (смешивать). Просто нужно, наконец-то повернуться лицом к своему, и очень хотелось бы, чтобы лицом к отечественным дизайнерам повернулось и государство тоже. Ведь дизайнерам очень тяжело. В той же Польше местным дизайнерам, выезжающим за границу на показы мод, государство оплачивает стенд, а нашим дизайнерам не помогает никто. Они вынуждены за свои деньги ехать в другую страну, везти коллекцию, причем зачастую это бывает сопряжено с анекдотическими ситуациями. Например, на таможне дизайнеру не разрешают провозить пару туфель: «А вдруг вы ее там продадите? Вы можете одну туфлю вывезти…». А украинские дизайнеры за границей известны и они хорошо продаются. Если говорить о России, то это – Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург. Олене Даць сделали заказ из Португалии, Франции, Глазковой всерьез заинтересовалась Дания, Анжела Ангел показала коллекцию в Америке и люди говорили, что она интересная: «Да, красиво, да, здорово! Дайте!». И снова мы упираемся в то, что дать мы не можем. Ни 10, ни 15, ни 20 единиц… Потому что сделать это некому. Например, Анжела Ангел применяет технику безлекального кроя, это сложно. Она не может это отдать в тираж. Это можно делать только на своем производстве, а его нет…

Алена Коробка, для ИА «Новый мост»

Фото: Сергей Вольский

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook