ГлавнаяПолитика

Находясь на границе с войной, фактически между миром и войной, мы действовали в условиях крайней необходимости, - Геннадий Корба

Речь лидера партии «УКРОП» на заседании суда, 1 декабря…

Находясь на границе с войной, фактически между миром и войной, мы действовали в условиях крайней необходимости, - Геннадий Корба

Как сообщало ранее ИА «МОСТ-ДНЕПР», 1 декабря Апелляционный суд Киева оставил лидера партии «УКРОП» Геннадия Корбана под домашним арестом

Далее приводится речь политика в ходе заседания суда.

«Ваша честь!

Мои защитники предоставили множество юридических фактов, поэтому, если позволите, я могу добавить к ним лишь немного эмоций.

Мы с вами живем в очень необычное время. Наша страна помнит - со времен Кучмы и по сей день - много политических процессов, которые происходили у всех на глазах. И мы уже к этому привыкли. Однако сегодня особенный период: наша страна изменилась. Мы потеряли часть территории, мы потеряли тысячи жизней. Часть Украины оккупирована. Состояние нашей экономики тяжелое. Государство и люди страдают от всего происходящего. И на этом фоне мы стали свидетелями еще одного политического процесса, в частности моего Ваша честь.

Весной этого года я был вынужден принять решение о своем походе в политику. До этого люди занимались разным - до войны, до революции, - кто чем. Я был бизнесменом. Весной, после известных событий и отставки из Днепропетровской обладминистрации, я действительно решил уйти в политику и объявил об этом публично. При этом я понимал, что меня ждет. Я осознанно сделал этот шаг, - еще раз это подчеркну, - потому что изменилась не только страна, изменились люди, которые здесь живут.

Меня можно считать называть организатором преступления или даже преступником, который совершил особо тяжкие преступления, которые мне инкриминируют обвинения. Я не знаю. Вам судить.

Однако о себе знаю одно - я действительно был организатором добровольческих батальонов, в рамках территориальной обороны, в соответствии с законом. Я действительно имею отношение к защите Днепропетровской области, к защите Украины.

Я, наверное, все-таки нарушал закон, когда останавливал движение поездов, ежедневно шли из Донецкой области в Днепропетровск: прямым ходом, по 55 эшелонов, без остановок.

Я действительно является организатором переговоров с Безлером и Захарченко, в результате которых мне и нашей команде удалось спасти из плена более 650 наших ребят - живыми!

Я действительно использовал обменный фонд СБУ, человеческий обменный фонд, - наверное, людей, которых они похищали - чтобы спасать патриотов и возвращать их домой, к семьям, живыми и невредимыми.

Я действительно организовывал прием рефрижераторных секций, в которых привозили останки наших солдат, в том числе 25 бригады, 49 человек, погибших в том злополучной самолете, сбитом рядом с Луганским аэропортом.

Да, я это делал. А в это время множество так называемых переселенцев бежали, оставляли свою родину, свою область, свои города. Я хочу, чтобы вы понимали, Ваша честь: находясь там, на границе с войной, фактически между миром и войной, мы действовали в условиях крайней необходимости. Это то, что оговорено в законе и Конституции, это именно тот случай, когда твоей Родине, твоей семье, твоим близким, твоим согражданам, за которых ты отвечаешь, грозит смертельная опасность.

Думаю, можно найти еще много случаев и людей, которые что-то заявлять в отношении меня и моих соратников, в отношении каких-либо преступлений, происходивших там, в зоне АТО, в зоне войны. Однако мы должны понять, что время «рисованных чижей» (прокуроры Чиж и Рисованный, представляющих сторону обвинения по делу Геннадия Корбана) и других псевдогероев, трусов и негодяев вскоре пройдет. Останется страна, останутся наши дети. Они будут смотреть на эти исторические события, трагические для государства, совсем с другой позиции. Их будут интересовать детали вот этого иезуитского следствия, которое ведется в отношении меня. И не просто следствия, а похищение правоохранительными органами. Однако меня это тоже не пугает.

Единственное, что меня действительно травмировало, это способ, который они выбрали. Для меня, человека, награжденного государственной наградой, - и я говорю это не для того, чтобы похвастаться, - они выбрали похищения, как для сепаратиста высокого ранга. 500 человек, вооруженных до зубов, с кугуаром и вертолетами, прибыли в Днепропетровск, перекрыв полгорода, чтобы пригласить меня к диалогу или вручить, как мне сказали, подозрение.

Хочу это подчеркнуть: я публично обратился к господину Наливайченко, поскольку эпизоды, которые мне инкриминируют, возникли еще во время его пребывания в должности председателя Службы безопасности Украины. Я обратился к нему с вопросами о том, я уклонялся от следствия или я действительно пытался тогда уклониться от следствия. И еще с целым рядом вопросов, которые мне задают рисованные чижи.

Господин Наливайченко дал публичный ответ и четко определил, что мое дело является политически мотивированным. И заключается она только в том, что политическое руководство страны, которое сегодня имеет достаточно проблем, вместо того, чтобы справляться с ними, опираясь на патриотов, - борется с патриотами, при этом заботясь лишь об одном - о своих рейтингах. И продолжает при этом подкармливать и высиживать ту же прогнившую правоохранительную систему, которая никуда не делась и совершенно не изменилась. Все эти божила, ранее фабриковали дела против Тимошенко, остаются на своих местах. А честных людей, честных судей, честных следователей и честных работников СБУ подвергают так называемой люстрации. При этом находится много горлопанов, которые подогревают этот процесс извне.

Хочу добавить следующее: я уверен, что вскоре правоохранительная система изменится; я уверен, что суд в нашей стране все-таки начнет проявлять признаки «третьей власти» - самостоятельной власти, на которую не смогут влиять чиновники из Администрации Президента, независимо от того, какой флаг развевается (я имею в виду политический флаг) над Банковой. Я уверен, что вскоре мы действительно будем жить в нормальной стране, где прокуратура - это не самостоятельный орган, атавизм, а часть Министерства юстиции или судебной системы, как это принято во всем мире.

И еще одно, о чем хочу сказать напоследок, чтобы долго не задерживать Вас, Ваша честь, и Ваше решение. Знаете, Черчилль говорил: люди имеют много слабостей, и многое можно им простить - измену, страх, растрату ... Нельзя прощать только две вещи - человеческую глупость и человеческое подлость. И поэтому я прошу Вас принять справедливое решение и поддерживаю все те факты, на которые указал мою защиту.

Спасибо, Ваша честь!», - сказал Геннадий Корбан.

 

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook