ГлавнаяПолитика

Беда в том, что для нас строгая выволочка от посла ЕС оказывается гораздо страшнее, чем самоубийство украинской промышленности, - Геннадий Гуфман

Руководитель Днепропетровской областной организации «Оппозиционная платформа – За життя» Геннадий Гуфман прокомментировал дискуссию вокруг официального письма посла Евросоюза в Украине Матти Маасикаса в адрес премьер-министра Шмыгаля и главы ВРУ Разумкова.

Об этом стало известно на его странице в Facebook.

«На этой неделе бурно вспыхнула, и так же быстро затихла, дискуссия вокруг официального письма посла Евросоюза в Украине Матти Маасикаса в адрес премьер-министра Шмыгаля и главы ВРУ Разумкова.

Представитель ЕС в пух и прах раскритиковал инициативу о том, чтобы попытаться за счет госзакупок стимулировать отечественное машиностроение. Если такие законы в Украине будут приняты, нам грозят сворачиванием сотрудничества с ЕБРР, торговыми санкциями в рамках ВТО и прочими всякими неприятностями. Страшно? Будем исправляться? А вот здесь давайте поразмышляем. И начнем с самого начала.

Вы не забыли, что как раз этим летом минуло 6 лет с момента подписания Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС? С каждым годом набирается всё больше статистического материала, чтобы спокойно и без эмоций 2013-2014 годов анализировать результаты этой ассоциации. И если не забывать, что основу нашей жизни составляют не лозунги, не «мова и вира», а экономика. Экономика же, в свою очередь, – это произвести, продать, получить прибыль, заплатить в бюджет налоги, заплатить наемным работникам. Больше произвели и продали – вся страна лучше живет.

Давайте сравнивать.

Рост объема украинского экспорта в зону ЕС за годы ассоциации составил 2,7 млрд долларов. Это замечательно. Но ассоциация закрыла для нас рынки стран СНГ и здесь мы продали продукции на 19,4 млрд долларов меньше. Если сложить плюс и минус, потери Украины составили порядка 16 миллиардов.

Это те деньги, с которых не уплачены налоги в украинский бюджет, и которые не пошли на развитие страны. Эти деньги не получили в качестве зарплаты обычные украинцы, да, собственно говоря, уже не получат. Потому что их рабочие места уже ликвидированы вместе с предприятиями.

Причем, потери не только количественные, но и качественные. Основу экспорта в страны СНГ составляла продукция машиностроения с высокой добавочной стоимостью. А то, что мы экспортируем в страны ЕС, это сырье – сельскохозяйственное или горнорудное, в лучшем случае – металл. Нашу промышленную продукцию в ЕС не пускают. Не потому, что она плохая. А потому, что любая страна Европы зубами и когтями защищает интересы своих производителей. Прежде всего нетарифными методами (стоимостью кредитов, техрегламентами и прочими мудреными вещами).

А нам остается системное и ускоряющееся разрушение украинской промышленности. Если в 2013 году машиностроение занимало в структуре производства 18-20%, то сейчас всего 7-8%. Если в апреле нынешнего года украинская промышленность ушла в минус на 16%, то машиностроение - на 36%. И очень близка точка невозврата.

Если мы не заботимся строго окрика посла ЕС и примем законы о закупке за бюджетные средства, только локализированной продукции машиностроения (в которой 30-60% украинских деталей, и которая украинской сборки), то за 10 лет украинское машиностроение может выйти на производство 950 тепловозов, 100 тысяч грузовых и 1000 пассажирских вагонов, 3 тысяч единиц городского общественного транспорта. Вы себе можете представить, сколько это рабочих мест и стабильных зарплат? Так и должна развиваться экономика действительно суверенного и независимого государства.

Беда в том, что мы зависимы. И для нас строгая выволочка от посла ЕС оказывается гораздо страшнее, чем самоубийство украинской промышленности», - сказано в сообщении.

Читайте также: «Слуги» продолжают демонстрировать свою некомпетентность и «наплевательское» отношение к людям», - Гуфман о ситуации с лесными пожарами на Луганщине

Алина Ливадняя

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook