ГлавнаяИнтервью

Почем нынче глиняный слоник?

В музеях разных стран хранится немало шедевров керамического искусства...

Екатерина Валигурская, ИА «Новый мост»

С древнейших времен и до наших дней керамические изделия занимают одно из ведущих мест в декоративно-прикладном искусстве всех народов мира. В музеях разных стран хранится немало шедевров керамического искусства. От примитивных сосудов, вылепленных вручную и обожженных на костре, до изделий, изготовляемых на основе самых последних достижений современной науки; от грубого кирпича до тонкого прозрачного фарфора — таков путь развития керамики.

Термин «керамика» происходит от греческого слова «керамос», что означает глина. Керамическими называют изделия,

изготовленные из глины с различными добавками и обожженные до камнеподобного состояния.

Керамическое производство относится к числу наиболее древних на земле. Оно зародилось на самой заре человеческой истории, в период первобытно-общинного строя. Появившись, как свидетельствуют археологические данные, еще в эпоху мезолита (среднекаменного века) 15-12 тыс. лет тому назад, оно уже в эпоху неолита (нового каменного века) получило развитой характер.

Первоначально основным видом керамических изделий были толстостенные сосуды с пористым черепком, круглым или коническим дном (придававшим устойчивость при установке в землю). Крупные сосуды использовались для приготовления пищи, более мелкие служили, очевидно, для еды. Изделия каменного века обжигались сначала на кострах (вероятная температура обжига 800...900°С), позднее появились специальные печи.

Как это искусство перетекло в наш современный век? Претерпело ли оно изменения? Насколько оно популярно в Днепропетровске? Об этом рассказывает известный днепропетровский керамист Сергей Горбань.

Он родился в Днепропетровске, в том же районе, в котором сейчас находится его мастерская. Недалеко от напряженной транспортной магистрали – улицы Карла Либкнехта. Но это совершенно другая вселенная – тихий частный сектор. Не зря Сергей говорит, что нравится ему это место особой атмосферой. Еще не заходя на территорию мастерской, попадаешь в другой мир. Он чем-то напоминает детские фантазии. Древесные шкурки, горы глиняной посуды... Не хватает только домика на дереве.

- Вы долго создавали такую атмосферу или она была здесь всегда?

- Мне всегда нравилось это место. Раньше здесь был только тот ветхий домик внизу, потом я построил эту мастерскую (2-этажное здание). Что мне в ней нравится - то, что везде есть окна. Не понимаю художников, скульпторов, керамистов, которые работают в подвальных помещениях.

- Почему вы не уехали за границу, как это сделали многие из ваших коллег?

- Я не понимаю людей, которые уезжают за границу. Вернее, понимаю, почему они это делали 10 лет назад. Тогда здесь было сложно работать. Но сейчас... Днепропетровск — город специфический. Многие о нем нехорошо отзываются. Не буду говорить, что это ерунда, что все супер. Но, с другой стороны, - город как город. Такой, каким мы хотим его видеть, каким его делаем.

- То есть, вас все утраивает здесь?

- Я оценен настолько, насколько этого заслуживаю. Когда только начинал работать в этом направлении, было мало клиентов. Но и работы тогда были не те.

- А когда вы поняли, что работы стали достойными?

- Керамикой я начал увлекаться на 1-м курсе химико-технологического института. И только года через три, когда я приехал в Киев со своими работами, они имели успех. Да и я, наконец-то, почувствовал, что нашел тот стиль, который искал и который сохранился в сегодняшних моих работах.

- Сколько в городе организаций, людей, занимающихся керамикой?

- На самом деле — единицы. Но я не знаю ни одной крупной. Есть только пара небольших известных мастерских. И то одна уже закрылась. Но даже моя мастерская в сравнении с ними - это завод.

- А как же те мастера, которые творили раньше? Где они?

- Даже не знаю. Я их не вижу на выставках, не вижу их работ.

- А вы выставляетесь где-нибудь?

- Да, я стараюсь регулярно принимать участие в выставке «Фасад», фестивале «Корова».

- Сколько стоят ваши работы?

- Ну вот, например, этого слоника могут купить за 200-250 грн, а вообще стоимость моих работ колеблется от 20 грн. - до $4 тыс. (ванна 1,5 на 1,5 м).

- Есть ли любимые работы? И какая у них судьба?

- Любимые работы... Я их не продаю. Они остаются. Очень редко с ними расстаюсь, когда вижу, что человек сильно на такую работу «запал». Тогда я ее продаю или дарю. Но это бывает редко. Вот, к примеру, этот кот (показывает на панно с милым котом) прожил у нас в мастерской 9 лет. Ну, как его продать?

- Вкус у заказчика поменялся за годы вашей работы?

- Я бы сказал, что вкус у заказчика появился (улыбается). Если раньше заказчик смотрел на нас, как на инопланетян, а мы - на него, как на человека из другой галактики, то сейчас культурный уровень клиентов значительно вырос. Они посмотрели, каким спросом пользуется ручная работа за границей, в частности, керамика. Нам стало проще общаться… И появилась какая-то стабильность.

- Ваш самый необычный заказ?

- Сопла для ракет. Сначала я подумал, что это какие-то террористы. Но оказалось — просто любители ракетостроения.

- А самый креативный?

- Один из креативных - идея Паши Папсуева (известный архитектор из Донецка). Он предложил сделать украинский сад, но вместо камней там будут расписанные в национальном стиле яйца.

- Самые популярные заказы?

- Чаще всего заказывают цветочные горшки. Но вообще заказы очень разнообразные и индивидуальные

- Вас посещает Муза или вы обходитесь без нее?

- Муза... Она понимаете... Есть такой сформировавшийся образ художника, у которого горят глаза, и он ждет прихода Музы. У меня такого нет. Мне не нужны дополнительные допинги. И Муза - это не то, что может прийти раз в месяц. Это состояние души, которое формируется годами.

- У вас есть ученики?

- Да, мы проводим здесь уроки мастерства. Ко мне приходят разные ученики, самому младшему из них – 4 годика.

- Как вы их привлекаете?

- Когда хожу на выставки, обязательно беру с собой гончарный круг, чтобы все могли приобщиться к этому процессу. Также приглашаю студентов из института. Часто к моим друзьям приезжают их партнеры из Америки, Европы. Куда их повести? В ресторан? Поэтому, они приходят ко мне.

- Вы работаете по всей Украине?

- Да, наши работы продаются во многих магазинах по всей стране.

- Ваши vip-покупатели?

- Экс-министр обороны Украины Александр Кузьмук купил садовую скульптуру Будды, экс-губернатор Днепропетровской области, заместитель министра обороны Украины Надежда Деева заказывала половецких баб, певица Ирина Билык купила амфору.

- У кого в Днепропетровске можно увидеть ваши работы?

- В кафе «У Бекира» есть наша посуда. Также наши работы покупала кофейня «Да Винчи», кафе «Нирвана», магазин обуви «Шабельски».

- Доля украинской керамики на национальном рынке?

- Конечно, преобладает импортная керамика. Национальной пока очень мало. Есть позиции, которых в украинском исполнении нет вообще - это дорогая подарочная керамика, вещи для интерьера.

- С чем это связано? Ведь вы говорите, что популярность изделий из керамики набирает обороты.

- Магазины предпочитают брать импортный товар, так как там они могут накручивать 300-500%. С нашими работами так не получится: круг любителей глиняных изделий не такой большой, все друг друга знают, и всегда могут прийти ко мне и посмотреть, сколько это стоит в мастерской.

- Кем бы вы были, если бы не стали скульптором?

- Архитектором. По сути, это одно и то же.

- Как на свет появляются ваши работы?

- У нас уникальная технология изготовления – глина проходит обжиг в печи, которая нагревается с помощью дров (сейчас такие печи топятся углем или газом). При этом нам удается достичь температуры 1200°С. Даже не знаю, у кого раньше такое получалось. С помощью такого натурального процесса удается достичь очень интересных результатов. Мы все время совершенствуемся. Изучаем разные опыты, дополняем, дорабатываем их, и в итоге получаем новые интересные технологии обработки.

- Как выбираете материал?

- Мы работаем с лучшей глиной. Я лично ее выбираю. Не люблю классический терракотовый цвет, мне нравятся нестандартные смешанные оттенки.

- Сложно ли работать с глиной?

- Не знаю. Мне это нравится. Но ничего не получится, если работать с холодным равнодушием. Ведь человек берет глину, и думает, что она пластичная и из нее можно лепить все, что придет в голову. Ничего подобного - глина живая. У нее есть душа, характер, настроение, если хотите. С ней надо общаться.

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook