ГлавнаяПолитика

Старт второго этапа медреформы именно с 1 апреля и в разгар эпидемии – преступление, - Геннадий Гуфман

Старт второго этапа медреформы именно с 1 апреля и в разгар эпидемии – преступление, - Геннадий Гуфман

О том, как философия коронавируса победила идеологию украинской медреформы рассказал р уководитель Днепропетровской областной организации «Оппозиционная платформа – За життя» Геннадий Гуфман на своей странице в социальной сети Facebook .

«Вы себе даже не представляете, какие злобно-неожиданные ухмылки посылают нам вдогонку те или иные события. У прошлогодних апрельских президентских выборов оказался один интереснейший шлейф, который я, например, осознал только сегодня. При всей слабости и косорукости нынешней власти, она принесла с собой, сама того не желая, один крайне позитивный момент.

Если бы каким-то садистским чудом год назад победил бы Петр Алексеевич, то безусловно осталась бы и Супрун. А это значит, что реформа вторичного уровня медицины стартовала бы не 1 апреля, а как было назначено ранее – 1 января. И к эпидемии коронавируса Украина подошла бы, не имея вообще ни одной инфекционной койки в больницах.

Коммерциализация медицины по образцу США не предусматривает госрезерва на случай ЧП в виде финансирования пустующих инфекционных коек. Койка должна приносить деньги и держать в резерве её нельзя, иначе любая больница по новой системе разорится и за полгода станет банкротом.

Собственно говоря, отсутствие инфекционных отделений – это одна из причин всплеска covid-19 по испанско-итальянскому сценарию (не единственная, но весьма существенная). Больных свозили в реанимации отделений интенсивной терапии, и сами больничные учреждения стали катализатором распространения инфекции.

Поскольку наша реформа запоздала на три месяца, сейчас принято решение о финансирования инфекционки по старому сценарию, т.е. её временно вообще вывели из реформы Супрун. Как и что будет завтра, я не знаю, как не знают этого скорее всего и в нынешнем руководстве. Но жизнь – лучший учитель, может сделают выводы.

Собственно говоря, и государственную санитарно-эпидемиологическую службу разорили при Супрун только потому, что она не вписывалась в программу коммерциализации здравоохранения. Начали реформировать СЭС, проиграли суд о недопустимости именно такой реформы, и чтобы не заморачиваться – решили просто ликвидировать.

Я считаю старт второго этапа медреформы именно с 1 апреля и в разгар эпидемии – преступлением. Но прекрасно понимаю, что за это преступление никто не ответит, как не ответила за свою реформу и Супрун. Наша реформа концептуально разрабатывалась и реализовалась при Порошенко под присмотром экспертов не ВОЗ, а Мирового банка. И при Зеленском этот процесс продолжается точно в тех же параметрах. Поэтому все наши министры здравоохранения – это натуральные агенты мировой финансовой закулисы (за исключением недоразумения Емца, который дважды чудом попадал в министерское кресло и дважды оттуда сразу же вылетал пинком, как «тормоз реформы»). Не мы реформируем систему общественного здоровья, а нам реформируют.

Медицинская система Германии определена как «квазиобщественное благо» и фактор, определяющий качество «человеческого капитала». Медицинская система США определяет медицинскую услугу как «частное благо», т.е. товар, который может быть куплен или продан. В Германии в сфере здравоохранения крутится около 8% ВВП, в США – около 14%. Нам навязали дорогую модель, которую мы в ближайшие лет 10-15 оплачивать не сможем. Зачем? Не догадываетесь?», - говорит Геннадий Гуфман.

ИА «Мост-Днепр»

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook