ГлавнаяАналитика

Возможно, дело «днепропетровских молотобойцев» не закончено...

На минувшей неделе самой обсуждаемой темой в Днепропетровске было решение апелляционного суда по делу «молотобойцев»...

Ольга Палий, Для ИА «Новый мост»

На минувшей неделе самой обсуждаемой темой в Днепропетровске было решение апелляционного суда по делу «молотобойцев» - банды, члены которой убили и ограбили более 20 человек. Игорь Супрунюк и Виктор Саенко приговорены к пожизненному заключению, Александр Ганжа получил 9 лет. Между тем, далеко не все уверены, что после изоляции этих молодых людей любимый город может спать спокойно. Не только родные и адвокаты осужденных говорят о предвзятости суда и нечестности следствия, но и некоторые правозащитники утверждают, что убийцы из этой банды разгуливают на свободе.

Глас народа

Представитель потерпевших Дмитрий Устименко полностью удовлетворен судебным решением: «Этот процесс был во многом хрестоматийным. Можно только

порадоваться за украинское правосудие. В сжатые сроки на стадии досудебного следствия удалось привести это дело к логическому заключению. И, конечно же, на стадии судебного рассмотрения данного дела удалось дать соответствующую правовую оценку в сжатые сроки», - сказал Дмитрий Устименко. «Следствием и судебной коллегией была проделана огромная работа, лично у меня нет никаких сомнений в виновности осужденных», - поддержал коллегу представитель потерпевших Станислав Стадницкий.

С ним согласно большинство днепропетровцев. По данным экспресс-опроса, проведенного Днепропетровским филиалом Института Горшенина, 50,3% опрошенных считает присужденное наказание адекватным совершенным преступлениям, а 48,6% респондентов уверены, что преступники заслуживают более строгого приговора.

«Настоящие убийцы бродят на свободе»

В том, что настоящие убийцы все еще находятся на свободе, уверена правозащитник Лариса Довгаль. «В процессе я выступала как представитель потерпевших. Я хорошо знакома с делом, не пропустила ни одного судебного заседания. И могу сказать, что дело сфабриковано. На свободе гуляет группа убийц. Они участвовали во многих эпизодах, которые скрыла областная прокуратура. Потерпевшие ждут, когда начнется новое следствие. Ко мне уже обратились ряд потерпевших, и я думаю, что, в конце концов, справедливость восторжествует и все скрытые убийцы сядут на скамью подсудимых. 21 июля

2007 года на пресс-конференции в УВД области было сказано, что на ж/м Тополь были задержаны двое маньяков на месте преступления и им предъявлено обвинение. Проходит два дня. Где же делись те задержанные? Появляются другие. Многие жертвы нападений остались живы. Почему же не было ни одного опознания? Им просто показывали фотографии Супрунюка, Саенко и Ганжи. Иван Ступак показал их фотографии по телевизору. Из видео было очень много вырезано. На суде были представлены видеозапись всего трех эпизодов, хотя снимались все. Только в одном эпизоде мелькали лица подсудимых. Но на машине отражался чей-то полуголый торс. Его было очень хорошо видно. Почему-то на него никто не обратил внимания. Почему-то очень много эпизодов убрали из дела. Адвокаты защиты были готовы предоставить более 10 свидетелей, видевших настоящих убийц. Но их так и не пригласили. К нам обратились потерпевшие, которых просто убрали из этого дела. Они видели других нападавших. Мы инициируем возбуждение уголовного дела по этим фактам. Я надеюсь, что в результате настоящие преступники понесут наказание», - сказала она.

«Лариса Зиновьевна произносит громкие слова, но ей как неюристу это простительно. Ее цель – создать сенсацию. Но с точки зрения специалиста, принимавшего участие в процессе, все эти громкие слова – просто бред!» - прокомментировал представитель потерпевшего Евгений Хмара.

Нестыковочки

Отцы Игоря Супрунюка и Виктора Саенко уверены, что их дети непричастны к тем страшным преступлениям, в которых их обвиняют. А пожизненный срок получили за чужие грехи.

«Понятые, которых стоит назвать нанятыми, были на протяжении всего дела одни и те же. Целый год они ходили к следователям как на работу. В нашей квартире обыск длился 5 часов, все действия милиционеров, как положено, сопровождались видеозаписью. Через полгода запись была скорректирована. Оставили 11 минут, на которых мы спорим, впускать ли милиционеров в квартиру. Ни одного момента обнаружения вещественных доказательств на этой видеозаписи нет. На следующий день после обыска тогдашний начальник УВД в Днепропетровской области Иван Ступак заявил, что нашли 52 вещи в крови. Где они? Во время обыска ни одной вещи в крови не было найдено и это зафиксировано в протоколе. Пять дней ключи от гаража, в котором нашли пистолет, находился у милиции, за это время можно было подбросить любые вещдоки. Люди мне говорили, что до обыска сотрудники милиции несколько раз были в гараже. А потом сделали шоу. Вызвали меня: «Приходите, будем у вас делать обыск!» На съемке видно, что гараж уже открыт, следователь достал ключи из кармана, а не из опечатанного пакета, где они должны были храниться. Следователь, как только вошел в гараж, не стал искать по порядку, а сразу же побежал к тому месту, где лежала сумка с пистолетом. Он знал, где она находится! В деле как минимум десяток документов с поддельными подписями. Изъятый компьютер не был опечатан. Через два дня проводится осмотр и описывается каждый файл. Через полгода, 23 января 2008 года, проводится дополнительный осмотр дисков. И почему-то на этих дисках появляются 3 файла, которые сняты в морге на второй день поле совершения преступления! Что, мой пацан был в морге и снимал их там? Это опознавательная карта трупа – служебный документ. Менты подсунули и забыли вытереть! Но судья на это не обратил никакого внимания. Он делает только то, что говорит прокурор. Судья полностью прочитал в приговоре обвинительное заключение», - заявил отец осужденного на пожизненное лишение свободы Владимир Супрунюк.

«Суд был просто фарсом. Если бы были приглашены все свидетели, которых мы хотели вызвать, все это дело просто бы развалилось. Там столько фальшивок! Чего стоит только

показания свидетеля, который видел живым и здоровым человека, которого, по материалам дела, убили за несколько часов до этого! Во время обыска нам подкинули сережку. Это видно на видеозаписи обыска. В зале суда запись прокручивали ускоренно, а мое ходатайство прокрутить эпизод с сережкой в нормальном темпе, было отклонено. Да и сын потерпевшей потом говорил, что две сережки были разными! И в то же время видео убийств, найденное неизвестно на каких дисках, называют важным доказательством виновности. При этом на видео обыска нет момента, на котором зафиксировано, как найдены эти диски», - сказал отец другого осужденного Игорь Саенко.

Адвокаты согласны с родственниками своих подзащитных. «Досудебное следствие было проведено не в полном объеме. Оно велось ускоренными темпами. Не были исследованы все доказательства, большее внимание обращалось на доказательства вины. Не все лица, упомянутые в обвинительном заключении, которые могли бы пролить свет на обстоятельства дела, были вызваны и допрошены в суде. Также не был проведен ряд дополнительных экспертиз, на которых настаивала защита. Я считаю, что обстоятельства, исследованные в суде, не давали суду права выносить обвинительный приговор. Защита выступала с ходатайством о проведении экспертизы дисков с записями убийств. Но суд ограничился тем, что вызвал видеоинженера. Он сообщил в судебном заседании, что видеозаписи якобы смонтировать нельзя. Но согласно нормам уголовно-процессуального законодательства, при вынесении приговора может приниматься во внимание только экспертиза, но не слова специалиста. До настоящего времени экспертиза по видеозаписи не проведена», - прокомментировал адвокат подсудимых Евгений Гарнаев.

«Помимо видеозаписей следствие опиралось на результаты иммунологических, судебно-генетических экспертиз. На кроссовках, изъятых у Супрунюка, были найдены следы крови, которые совпали с кровью многих убитых», - прокомментировал слова коллеги представитель потерпевших Станислав Стадицкий.

Козлы отпущения?

«Я могу уверенно сказать, что мой сын не совершал этих преступлений. Сотрудник прокуратуры мне подтвердила, что родственники высокопоставленных чиновников были задержаны на

Тополе во время убийства женщины. Моего сына после задержания держали 21 день в изоляторе временного содержания. Хотя по закону через 3 дня его должны были направить в СИЗО. Виктора избивали в ИВС, а СИЗО направили только тогда, когда сошли следы побоев», - сказал Владимир Супрунюк.

«Все это видео, ставшее основой обвинения, сделали настоящие преступники, которых «отмазали». Один из них был вхож в наш дом, имел доступ к компьютеру моего сына. Убийства были по несколько раз в день, потому что преступники знали, что у них есть козлы отпущения», - уверен Игорь Саенко.

Сейчас Игорь Саенко готовит кассационную жалобу на решение суда. «Будем надеяться, что высокопоставленные родственники преступников скоро уйдут со своих постов. Тогда, возможно, мы сможем доказать невиновность наших детей», - сказал он.

Владимир Сурпунюк рассчитывает найти правду только в Европейском суде по правам человека. «Наши суды полностью заангажированы. Во всех газетах трубят о коррупции в судах. Поэтому здесь искать что-то бесполезно», - сказал он.

Суд решил, что Игорь Супрунюк, Виктор Саенко и Александр Ганжа виновны, значит, это действительно так. Впрочем, цена ошибки в этом случае очень высока — перечеркнутые жизни молодых ребят, а также опасность для всех днепропетровцев, живущих рядом с извергами, возможно, ушедшими от возмездия. Многочисленные правила ведения следственных действий и судебного рассмотрения уголовных дел были придуманы для того, чтобы свести к минимуму возможность ошибки или предвзятость отдельного человека. Если эти правила нарушались, есть ли уверенность, что осудили именно виновных?

Напомним, что согласно данным исследования «Безопасность Днепропетровска», проведенного Днепропетровским филиалом института Горшенина в рамках проекта «Настоящий Днепропетровск» в апреле 2008 года, 22,3% горожан уверены, что правды в судах добиться невозможно, а 57,9% - что свою правоту в суде можно отстоять только с помощью денег. Большинство опрошенных отметили, что в Украине можно купить решение суда (61,6%) и освобождение от уголовной ответственности (61,2%).

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook