ГлавнаяИнтервью

Скромный и загадочный Виталий Денисов

Виталий Денисов играет в «Днепре» с начала 2007 года, но для меня лично и, думаю, для многих, он «засветился» на поле относительно недавно...

Ирина Малоок, для ИА «Новый мост»

Виталий Денисов играет в «Днепре» с начала 2007 года, но для меня лично и, думаю, для многих, он «засветился» на поле относительно недавно. Погрешности, конечно, бывают у всех, но очень часто, глядя на провальную игру команды, хотелось отметить успехи именно этого молодого футболиста. Сегодня я уже не представляю команду без такого мобильного и в неком роде универсального исполнителя: Виталий способен держать на замке защиту, организовать хорошую атаку, сделать хорошую передачу и, что немаловажно, быстро вернуться в тыл. В недавнем матче с запорожским «Металлургом» Денисов не раз демонстрировал огромное упорство в борьбе, часто выручал команду после обрезок в центре, а то и сам организовывал голевые моменты, чем заслужил искреннее уважение и аплодисменты не только у «своих», но и болельщиков соперника. А потому и захотелось узнать, как проходило становление Виталия как футболиста, как молодой парень из Узбекистана попал в Днепропетровск и главное – собирается ли он остаться в «Днепре» по окончании контракта.

- Как начиналась твоя карьера футболиста?

- Как и все мальчишки, я в детстве играл на улице в футбол. К тому же, у меня отец играл в футбол, и довольно-таки неплохо. И однажды я его уговорил отвести меня в секцию, что

отец и сделал. Помню только, что это было осенью. Отец поговорил с тренером, тот сказал: «Хорошо, пусть тренируется». Вот так и начал заниматься, правда, попал в группу с ребятами, которые были старше меня: мне тогда было лет 6, а им по 7-8. Через год меня хотели отдать в другую команду, но тренер оставил у себя. Мне повезло, что команда попалась хорошая, тренер старался постоянно нас возить куда-нибудь на выезды. Уже тогда почти весь СНГ объездили: и Казахстан, и Киргизию, по несколько раз были в Петербурге, Киеве. Вот так все пошло-поехало.

Однажды мне выдался случай, и я попал в московскую академию, которую тогда еще курировал Константин Сарсания (он был агентом, а сейчас тренер «Химок»). Там я пробыл 1,5 года, после чего попал в ЦСКА, где провел уже 3 года. Хоть я играл «под основой», но пришло время искать команду более высокого уровня, чем дубль. Поэтому я поехал в первую лигу в «Спартак» Нижний Новгород. Там отыграл 1 год, сезон у нас тогда закончился плохо: команда вылетела из первой лиги. Тем не менее, поступали предложения от клубов из первой и даже высшей лиги России, но все было как-то не серьезно. И тут, откуда ни возьмись, появилось предложение от «Днепра»: сразу пригласили поехать на сборы, сказали, что во мне заинтересованы, им как раз нужен человек слева. Я приехал в команду 15 января (2007 год – авт.), затем поехал на сборы, а после подписал контракт. Вот и остался в «Днепре».

- Все же в Россию ты попал случайно или была такая цель?

- Честно говоря, я никогда не думал, что попаду в Россию, это было чистой случайностью. В то время у нас в Узбекистане была очень известная команда «Пахтакор», она и сейчас остается известной. Так вот мне хотелось попасть именно туда, думал, что «Пахтакор» - это все, предел мечтаний, на тот мне момент казалось, что лучше этой команды ничего не будет. Однажды мы был на турнире в Казахстане, где был и тренер-селекционер, который еще в советское время каким-то образом был знаком с моим отцом, и, кроме того, дружил с тем же Сарсанией. После игры он меня подозвал к себе, мы пообщались, а потом через месяц звонок. Отец поговорил с кем-то, обрадовался, и лишь через пару недель начал меня подводить к разговору: если уедешь, как ты будешь и что. Только потом сказал, что меня приглашают на просмотр. Я приехал в

Россию, провел сборы и остался.

- Как складывались отношения с ЦСКА?

- В академии мы участвовали во многих турнирах, в том числе, чемпионате Москвы, где меня и заметили. Поступило предложение от ЦСКА и я приехал в команду. Там я провел 2 недели, тренировался с «основой», и руководство приняло решение оставить меня и подписать контракт. Поначалу я выступал в дубле, мне тогда было всего 16 лет. К тому же, почти сразу я получил травму и не играл почти год. После травмы я восстановился довольно быстро, пришел в форму, меня стали брать «под основу», даже в нескольких матчах в Кубке УЕФА попадал в запас, именно тогда ЦСКА взял Кубок. То есть, даже посчастливилось побыть на финале и получить медаль.

- Не жалеешь, что из ЦСКА пришлось перейти в команду первой лиги?

- Я об этом совершенно не жалею, считаю, что был самый правильный выбор, который я тогда сделал. Уровень первой лиги в России достаточно высокий. Поначалу не обратил на это внимание, подумал: первая лига – так первая лига. Уже когда окунулся во всю эту кухню, понял, насколько там тяжело играть, насколько огромная нужна самоотдача и желание. После 9-часового перелета в Хабаровск ты выходишь на поле и путаешь день с ночью, ощущение такое, как будто не спал неделю, а тебе еще нужно играть. Там совершенно другой ритм: 2 игры в неделю, что очень тяжело.

- Что заставило тебя покинуть российский клуб и принять предложения «Днепра»?

- Ко мне поступали и другие предложения, по большей части из первой лиги, и даже из «Кубани», московского «Динамо» и, вроде, «Томи». А потом агент мне позвонил и сказал, что есть вариант с «Днепром», которому нужен как раз левый защитник. Я, долго не раздумывая, принял предложение.

- Знакомство с клубом началось с базы: я осмотрел ее, мне все понравилось. Затем пообщался с главным тренером, тогда это был еще Олег Протасов, с президентом клуба. Мы все обговорили, меня устроили все условия. К тому же, о «Днепре» я был наслышан и до этого. Мне говорили, что здесь очень хороший коллектив, нет разделения на молодых и стариков. В общем, приняли меня очень хорошо.

- Как тебе удалось сразу получить место в «основе»?

- Помню, после всех 3-х сборов, в Турции, в Эмиратах, затем снова в Турции, в одном интервью Протасов сказал, что пока место в основе получил только Денисов. Затем он меня начал стабильно ставить в «основу»,

я постоянно играл, что мне, конечно же, нравилось. У Протасова был такой подход: если у тебя что-то не получалось, он всегда спокойно разговаривал, объяснял. Хотя я и был молодой, он мне сразу начал доверять, ставить в состав, что меня очень удивило, все-таки «Днепр» не такой уж маленький клуб, у него богатая история, успел нашуметь в свое время. Не могу сказать, что для меня это стало сюрпризом, не мог сказать, что не смогу играть в «основе», но все же был удивлен.

- Сейчас ты выступаешь в «Днепре» на позиции левого защитника. Приходилось ли тебе примерять на себя другие амплуа?

- В ЦСКА довольно часто меня использовали в центре как левого полузащитника, а в дубле ЦСКА одно время играл опорного, но это было дело случая: в центре играть некому, а слева очень много народу, пришлось затыкать дыры. Лично мне ближе всего позиция защитника. Особенно в «Днепре», так сказать, полюбил эту позицию, даже стал играть по-другому: стал больше подключаться к атаке, больше играть вперед.

- Ты сам подошел к тому, что мне хотелось отметить в тебе, а именно твою мобильность и некую универсальность. Такой стиль игры появился у тебя в «Днепре»?

- По большей части, да. Хотя еще в ЦСКА мне приходилось так играть. Дубль всегда подстраивался под основу, чтобы в случае, когда кто-то проявит себя хорошо, при переходе в «основу» не приходилось перестраиваться. В ЦСКА тогда был переход с 3-х на 4-х защитников, и просили 2-х крайних всегда подключаться вперед. Но в «Днепре» все равно это больше проявляется: я больше иду вперед, поэтому можно сказать, что такой стиль привился именно здесь.

- Не было ли у тебя сложностей с адаптацией в другой стране? Хотя Украина во многом схожа с другими странами СНГ, но отличия все же есть.

- Так как я с раннего детства постоянно нахожусь в разъездах, то уже привык к такому чемоданному настроению, к тому, что приходиться часто куда-то переезжать. Началось это с того момента, как попал в Москву: очень много объездил стран в Европе, неоднократно бывал во Франции, Италии, Голландии. Потом это уже было дело привычки: слетать в Москву – то же самое, что выйти в магазин. В ЦСКА первый год было тяжело, как и всегда при переезде в другую страну. Здесь тяжелее всего было в плане быта: в Москве успел подружиться со многими ребятами, а здесь все начало «обрастать» заново, знакомиться с ребятами из команды, обживаться. Из знакомых у меня здесь были только Богдан Шершун, Максим Шацких и еще некоторые ребята, с которыми познакомился еще в академии или в ЦСКА.

- Как ты воспринял Днепропетровск после Москвы?

- Москва – это такой город, где время просто летит: постоянная суета, все куда-то бегут. У меня время пролетало незаметно: проснулся, потренировался, куда-нибудь сходил с друзьями. А здесь уже все по-другому: все же Москва очень большая, а Днепропетровск более маленький. Хотя первое время по приезде он мне казался просто огромным, пока не знал хорошо улицы, где и что находится. Но постепенно все изучил, и теперь уже не кажется таким большим. Но когда в городе пробки, очень тяжело куда-нибудь доехать.

- Население Днепропетровска практически 100% русскоязычное, но все же, не бывало ли проблем с пониманием?

- Украинский язык я понимаю, но не всех людей. Например, несколько моих знакомых говорят на украинском, и я их понимаю, но когда по телевизору слышу украинскую речь, то просто разворачиваюсь и ухожу. А, в общем, частично понимаю: по-любому запоминаешь какие-то слова, или услышал какое-то интересное слово, сразу спрашиваешь, что это такое. Бывали случаи, что я что-то спрашивал на русском, мне отвечали на украинском, но мне было понятно по смыслу. Вот со своей сборной мне приходиться ездить по таким местам, где с огромным трудом понимают английский, так что приходиться объясняться жестами. Еще в некоторых моментах бывает тяжело, когда мы приезжаем на Западную Украину: как мне потом объяснили, там язык совсем другой, немного смешанный. Когда впервые его услышал, не мог понять, о чем идет речь.

- Процесс адаптации в коллективе проходил гладко?

- Так как я молодой, то больше общаюсь со своими сверстниками, но и с некоторыми ребятами постарше тоже часто провожу время: они приходят в гости с женами или я с девушкой к ним. Но, в основном, общаюсь со Славой Сердюком, Пашей Пашаевым, Лепой, Самодиным. Когда был Ещенко, с ним много общались. Все ребята очень отзывчивые, и если даже ты тесно с кем-то не общаешься, то в нужный момент всегда помогут.

- Судя по твоим словам, после российской первой лиги в украинской «вышке» играть было легче.

- Когда играешь по 2 игры в неделю, постепенно привыкаешь к такому графику. Но, приехав в Украину, я понял, что здесь выше, намного выше, уровень футбола, чем в первой лиге российской. В Премьер-лиге

команды играют на высоком уровне, и ты начинаешь играть по-другому: не так, как в первой лиге, не так, как в дубле. То есть, начинаешь перестраиваться.

- Когда ты пришел в «Днепр», у его «руля» стоял Протасов, сейчас у команды другой наставник. Смена тренера на тебе лично каким-то образом отразилась?

- Сложно сказать, но в любом случае что-то поменялось. Все-таки в команду меня брал Протасов, он определил место в «основе», доверял мне: даже если что-то случалось, я допускал какие-то ошибки, которые привели к серьезным последствиям, голу, например, я все равно чувствовал доверие, был уверен в себе. С приходом Бессонова немножко все изменилось. Новый тренер – это не только новый человек, но и новая игра, новое видение футбола, ведь каждый видит его по-своему. Сразу же у нас добавилось больше физики, затем постепенно перешли к совмещению техники и физики. Не могу сказать, что точно поменялось, но внутри себя пришлось по-другому перестраивать. Первые несколько матчей после прихода Бессонова я не играл. Возможно, он тогда не видел меня в «основе», потому пришлось доказывать, снова завоевывать место. Это абсолютно нормальная ситуация.

- Если сравнивать с 2007 годом, то сейчас твой прогресс как футболиста налицо. Как ты сам себя ощущаешь?

- Мои родственники, друзья, знакомые всегда после матча указывают на те или иные моменты в моей игре: кто-то указывает на ошибки, кто-то отмечает прогресс. Я стараюсь просто спокойно играть, по мере возможности, прогрессировать. Считаю, что могу еще прибавлять помимо того, что есть сейчас. Да, получается идти вперед, подключаться, подавать с фланга, делать хорошие передачи и, в то же время, быстро возвращаться в защиту, отрабатывать в обороне, но нужно прибавлять еще.

- Какое профессиональное качество или навык ты можешь выделить у себя?

- Мне сейчас придется говорить о своих сильных сторонах, чего не хочется делать. Тем не менее, думаю, ни для кого не секрет, что я вкидаю далеко аут. Я считаю, это большой плюс для игрока в принципе, тем более, для защитника: когда мяч уходит в аут близко к штрафной, нужно его подальше вбросить от ворот, чтобы устранить угрозу.

- В последнем матче с «Металлургом» пришлось применять не только это качество…

- Очень тяжело было! У всех было огромное желание выйти и победить. Хотелось и надо было в тот момент, сейчас надо и потом понадобится тоже. Нужно, чтобы такое настроение было у нас перед каждой игрой, чтобы не вспоминать, что ты в прошлой игре сделал хорошо, а что плохо. Когда требовала ситуация, приходилось идти в атаку, затем быстро возвращаться и отрабатывать в защите. Иногда уже язык на плечо повесил, а нужно бежать. Второй тайм я находился рядом с тренерами, которые тебе кричат: «Беги вперед! Давай, давай!», и ты уже не думаешь, просто бежишь вперед с мячом, ищешь хороший адрес, чтобы отдать пас. То есть, когда нужно, ты хочешь, не хочешь, а бежишь вперед. Кстати, и без того тяжелый матч усугубляла погода: было очень жарко, хотелось постоянно пить.

- Как, по-твоему, Руслан Ротань справился со своей задачей в этом матче? Было довольно странно увидеть его на позиции центрального защитника.

- Он выполнил довольно большой объем работы: был полезен как впереди, так и в тылу, подчищал в обороне, еще и успевал идти в атаку. Считаю, что Руслан очень хорошо себя проявил. Посмотришь на него, вроде такой маленький, но на поле он играет очень жестко, часто бывает вспыльчивый.

- А в свой адрес критику от тренера услышать пришлось?

- Да, сказал, что были пару моментов, когда я проваливался, не подстраховывал или не перевел мяч на другой фланг. Но это игра, все ошибаются. Главное, чтобы потом эти ошибки не повторять в следующих матчах.

- К следующему матчу уже готов?

- Это будет настоящее дерби, так там играют наши арендованные ребята: Мазилу, Гусин, Шершун, Матюхин, тот же Ещенко, который у нас когда-то был. Однозначно, что будет очень тяжело, так как они неплохо знают наши слабые и сильные стороны, так же, как и мы знаем их. Сложно будет и в том плане, сможешь ли ты переключиться с мысли, что раньше ты с этими ребятами играл вместе, а сейчас против друг друга. Но игра, есть игра, здесь думаешь только о том, чтобы выиграть. Хотя иногда на поле можешь и пошутить со старыми знакомыми, а бывает, и ударишь нечаянно.

- Напоследок скажи, планируешь ли ты остаться в «Днепре» после окончания действующего контракта?

- Пока у меня есть желание остаться, сейчас стараюсь получше проявить себя, чтобы потом уже спокойно идти к президенту, разговаривать о дальнейшем. Вообще, стараюсь пока не думать о том, что скоро закончится контракт, стараюсь просто играть в футбол. Пока об этом не думаю и не хочу думать.

- То есть, можно сказать, что ты планируешь продолжить карьеру в «Днепре»?

- Я лучше останусь загадочным и не отвечу на этот вопрос прямо. Пусть во мне будет какая-то загадка. Пока я играю в «Днепре» и защищаю его цвета.

От себя хочу добавить, что от общения с Виталием у меня осталось много позитивных впечатлений: несмотря на то, что на поле он выглядит таким серьезным, в быту футболист очень открытый и приятный человек с хорошим чувством юмора. Хочется пожелать ему дальнейших успехов в жизни и карьере, а «Днепру» - одержать победу над «Арсеналом» и всеми дальнейшими соперниками, чтобы днепряне выполнили свою задачу-минимум в нынешнем сезоне – попали в еврокубковую зону.

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook