ГлавнаяИнтервью

Андрей Макаревич: «Мы живем в стране бандитов и воров с самого низа до самого верха. В этом наши страны очень похожи»

Половина выставленных произведений Андрея Макаревича была продана в первый час работы выставки...

Андрей Макаревич: «Мы живем в стране бандитов и воров с самого низа до самого верха. В этом наши страны очень похожи»

Ольга Палий, для ИА «Новый мост»

24 мая в Днепропетровске прошла презентация выставки графики легендарного рок-музыканта Андрея Макаревича и живописи его старого друга Андрея Белле. Днепропетровцы могут увидеть эти произведения в помещении клуба «Андреевский СМАК», а также купить их за символические деньги – от $400 до $600. Правда, быть может, сейчас уже не могут. Половина выставленных произведений Андрея Макаревича была продана в первый час работы выставки. И это неудивительно, ведь графика рок-легенды уже выставлялась и успешно продавалась в Москве (в Третьяковской галерее), Санкт-Петербурге, в Нью-Йорке, и в Лондоне. В Днепропетровске же это была первая выставка Андрея Макаревича. Пока гости восхищались картинами, мы смогли пообщаться с их автором.

- Почему вы решили организовать выставку в Днепропетровске?

- Все произошло достаточно спонтанно. Мой днепропетровский товарищ предложил, а мы с Андреем Белле согласились. Выставка не тематическая. Мы просто собрали те работы, которые у нас были на руках к этому моменту. Названия у выставки нет, как и общей темы. Но, мне кажется, это совершенно неважно. Поскольку все происходило на вдохновении, мы не успели сделать специальный каталог, но это извинительно, поскольку это наш первый опыт выставок в Днепропетровске. Если он будет удачным, мы будем подходить к этому делу более обстоятельно.

- Насколько понятны будут ваши работы без авторского комментария, который мог бы быть изложен в каталоге?

- Очень жаль, что в наших школах отсутствует предмет, который бы учил человека слушать музыку, воспринимать живопись, скульптуру. Потому что иногда приходится сталкиваться с довольно странными вещами.

Вообще живопись это не про «что». Это не справочник. Это «как». Это должно вызывать твои эмоции и твои ощущения, будить твои чувства. Я совершенно не жду от живописи какой-то информационной составляющей. Когда у меня спрашивают, как называется эта картина, я говорю: «Да какая разница, как она называется?» Я ненавижу придумывать названия своим работам и делаю это только по требованию галерейщиков. Сами картины названий не требуют.

- Что для вас источник вдохновения?

- Чтобы начать рисовать, мне нужно, чтобы меня никто не дергал, чтобы было хорошее настроение и имелись под рукой все необходимые материалы.

- Графика для вас – это хобби или, как и музыка – источник заработка?

- Я зарабатываю и музыкой, и графикой. В свое время высшее образование я получил как архитектор и график. Поэтому профессия художника-графика мне ближе. Музыкой я овладевал сам, без посторонней помощи.

- Для вас важно, чтобы ваши картины покупали?

- Конечно, ведь это форма признания. Уверен, что никто не купит даже картину Пабло Пикассо, если она не понравится. Вы можете из вежливости похвалить какую-то картину, но если она вас не трогает, покупать не будете.

- А вы сами чьи картины покупаете?

- Владимира Любарова. У меня довольно много картин Андрея Белле, многие из которых он, правда, мне подарил. Довольно много графики Александра Бродского. А вообще моя квартира – не галерея. Стенки-то кончаются рано или поздно. А покупать, чтобы складывать в шкаф, – глупо. Картинка должна висеть и тебя радовать.

- Есть ли у вас картины, которые вы не готовы продать ни за какие деньги?

- Зачем? Картина лежит в папочке, ты раз в год перебираешь и, сдувая с нее пыль, думаешь: «Ах, как я нарисовал!»?

- Имеете ли вы какое-то отношение к сети ресторанов «Смак», где и проходит ваша выставка?

- Я один из духовных отцов этой сети.

- Страдаете ли вы как музыкант от пиратов?

- Я не знаю, сколько бы у меня было денег, если бы наша страна в этом плане была цивилизованной. Подозреваю, что это было бы соизмеримо с доходами известных западных исполнителей. Думаю, это были бы сотни миллионов долларов. У меня же и миллиона нет.

- Вы делаете что-то для борьбы с этим явлением?

- А что я могу сделать? Взять бейсбольную биту и пойти ларьки крушить? Нынешняя ситуация, к сожалению, всех устраивает, кроме тех, у кого воруют. Мы живем в стране бандитов и воров с самого низа до самого верха. В этом наши страны очень похожи. Увы, к большому сожалению это приходится признать.

- Известно ваше увлечение дайвингом. Совершали ли вы погружения в Днепропетровске? Что видно на дне Днепра?

- К сожалению, с каждым годом видно все хуже и хуже. Не знаю, насколько это вас утешит, но это общая тенденция того, что происходит в наших странах да и на планете вообще. Человек достаточно стремительно уничтожает жизнь. Это происходит настолько быстро, что заметно невооруженным глазом на протяжении одной человеческой жизни. Я помню, какая здесь была подводная охота лет 15 назад. С тем, что происходит сейчас, сравнить нельзя! Процесс этот, к сожалению, необратим. Здесь остается только опечалиться и развести руками. И виноваты в этом не подводные охотники.

- Когда вы начали заниматься дайвингом?

- Трудно сказать. Меня буквально с детского возраста просто тянуло под воду. Долгие годы приходилось ограничиваться ластами и маской, никакого оборудования в СССР не было, да и ездить было некуда. За границу нас не выпускали, а в Крыму людей с аквалангами ловили пограничники, потому что считалось, что человек с аквалангом потенциально способен сбежать в Турцию. С 1986 года немного полегчало.

- Дайвинг – это опасное увлечение?

- Абсолютно безопасное, если добросовестно выучится и соблюдать нехитрые правила. Улицу и то опаснее переходить.

- Погружение и подводная охота – это разные вещи?

- Абсолютно разные. С тем, с чем погружаются, охотиться нельзя. На подводную охоту можно отправляться только с трубкой и с маской.

- Какую самую крупную рыбу вы ловили?

- Однажды поймал сома на 20 кг.

- Как вы относитесь к движению «Поймал-отпусти»?

- Ужасно! Это первый шаг к резиновой женщине! Или уж ты ловишь рыбу, или не мучай ее! Рыба, попавшая на крючок, переживает страшный шок. У нее потом, как минимум, никогда не будет потомства. Об этом рыбаки почему-то не думают. Они целуют рыбу, фотографируют ее. Это бред полный! Извращенный садизм!

- А как вы поступаете с вашим уловом?

- Как? Несу на кухню!

- Сколько же времени можно есть рыбу весом в 20 кг?

- Все зависит от количества гостей. Бывает, и за один вечер уходит.

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook