ГлавнаяИнтервью

Виталий Вербас: «Днепрошина» уже частично в НАТО»

Эксклюзивное интервью с президентом компании «Днепрошина», депутатом горсовета Виталием Вербасом...

Виталий Вербас: «Днепрошина» уже частично в НАТО»

Алена Коробка, для ИА «Новый мост»

Президент одного из крупнейших в Европе предприятий по производству шин «Днепрошина», депутат горсовета Виталий Вербас руководит заводом уже более 9 лет. Об экономической ситуации в Украине и перспективах слияния/поглощения предприятия ИА «Новый мост» беседует с Виталием Вербасом.

- Оцените, пожалуйста, нынешнюю экономическую ситуацию в стране с точки зрения промышленника… Курс доллара, инфляция, повышение цен на газ…

- Все это влияет негативно. На промышленное развитие государства и промышленность влияет полное безразличие органов власти к интересам отечественных производителей. Если есть сильный лоббист в виде олигарха, Рината Ахметова, Виктора Пинчука, того же Тариэла Васадзе, который отстаивает интересы своей отрасли в государственных институтах, имея для этого возможности, тогда отрасль и предприятия имеют какую-то поддержку. Если нет такой мощной поддержки, то эти предприятия обречены на выживание. Пример этому – «Днепрошина», «Росава», которая, несмотря на то, что есть ее собственник - Константин Жеваго, не является отраслью, несущей золотые яйца, как,например, металлургия. Машиностроение, другие подобные отрасли – им сложно сегодня выживать без такой поддержки.

Мы ежегодно готовим бизнес-план и четвертый год подряд он очень значительно меняется: изменяются и условия для его выполнения и базовые цифры, которые мы в него закладываем. Если бы мы четко понимали, что курс доллара – такой, цена на газ – такая… А так у меня сейчас вызывает беспокойство цена на газ на 2-е полугодие этого года… Задекларированная цена в январе очень отличается от июньской, примерно на 10%, но об этом никто не говорит открыто и громко. Как и об НДС. Это только сейчас Федерация работодателей объединилась, сделала заявление и грозит правительству обращением в суд по этому вопросу. А так – все это проходит, а предприятиям приходится расхлебывать и находить варианты компенсации дополнительной нагрузки на себестоимость.

- Какова структура себестоимости «Днепрошины»?

- Энергетика занимает около 12%, газ – 7-7,5%, поэтому для нас повышение цен на газ очень ощутимо.

- Как планируете компенсировать рост цен на газ: за счет повышения цен на продукцию или снижения прибыльности производства?

- Логически Вы рассуждаете правильно: повысилась цена на сырье, значит нужно повышать цену на продукцию. Но мы работаем в открытой экономике, и вступление в ВТО только способствует этому. На рынке присутствуют шины других производителей, при этом – не мы определяем цену, а условия хозяйствования у всех разные. Возьмем, к примеру, компанию Matador в Словакии – там стабильная экономическая ситуация. Есть у них, конечно, мировые факторы, влияющие на их экономику, - цена на нефть, например, приводящая к росту стоимости синтетических продуктов, цена на газ, меняющаяся 1 раз в год… А у нас – все по-другому: приходится у себя находить резервы, чтобы не превысить себестоимость, которая будет компенсирована ценой на рынке. Ситуация в настоящее время уникальна тем, что из-за значительного повышения цен на нефть в 2007-2008 годах произошел значительный рост цен на синтетический каучук, примерно на 40%. Все мировые производители, в отличие от всех предыдущих лет (а сколько я себя помню, никогда не было заявлений о повышении цен), на 7-12% повысили цены. А если взять отдельный регион – страны СНГ – здесь повышения не произошло, несмотря на то, что происходит в мире. Это объясняется тем, что с одной стороны, рынок насыщен, а с другой – качество наших производителей в сравнении с мировыми – в целом – ниже. Идет конкуренция между СНГовским производителями, а при перегреве рынка снижается реализация, поэтому каждый смотрит у себя – где найти резервы, чтобы дать потребителю более интересную цену.

- Кто в мире конкуренты «Днепрошины» и какую долю рынка завод занимает?

- Доля таких предприятий, как «Днепрошина», Барнаульский шинный завод, «Росава» в мировом производстве даже не фиксируется. Есть серьезные монстры – Bridgestone, Goodyear, Michelin, Pirelli – они имеют достаточно серьезную долю рынка. Российский холдинг, имеющий шинный блок из 4-х заводов, входит в этот мировой рейтинг, имея где-то 2-3% рынка.

А конкурируем мы, в зависимости от сегмента и качества продукции, со всеми. Например, по шинам для сельхозмашин конкурентом на украинском рынке нас считает Bridgestone! Как только «Днепрошина» выпускает новую шину и поставляет ее на российский рынок, так на аналог такой шины производства Bridgestone падает цена. Это показательный момент, который тешит наше самолюбие. Да, есть и определенный сегмент шин, которым гордиться мы не можем, но вынуждены выпускать, потому что предприятию нужен «вал», который сможет покрыть затраты и поддерживать предприятие «на плаву».

- Опишите, пожалуйста, сегменты продукции завода и структуру экспорта?

- 40-45% - шины для сельского хозяйства, 30-35% - грузовые шины, 2-3% - легковые, около 10% - крупногабаритные и индустриальные, 5% - легкогрузовые и мотошины. Ставку делаем на сельхозшины. Экспортируем в 45-50 стран – Западная Европа, Ближний Восток, Россия, страны СНГ, Куба, Мексика. В экспорте ,в основном,присутствуют сельхозшины.

- Оцените работу завода в 2007-2008 годах… Инвестиции, модернизация, новая продукция

- Пожалуй, тогда лучше начать с 2006 года, когда резко выросла цена на газ. Это вынудило нас провести реорганизацию производства. В советские времена мощность предприятия была рассчитана на выпуск более 5 млн. штук шин в год. В годы независимой Украины мы производили 1,5-1,7 млн. штук в год, в том числе и устаревшие модели легковых шин. Учитывая, что мощности завода были снижены, а мы эксплуатировали 2 производства, и из-за роста цен на газ себестоимость энергетики резко возросла , мы просчитали и решили, что целесообразнее уплотниться и тот же объем производить на одном производстве. Мы выигрывали по многим показателям, но сначала, конечно, последствия такой революции сказались отрицательно. Думали, что эти последствия будут сказываться около полугода, а ситуация затянулась до 1,5 лет. Параллельно мы вступили в полосу технического перевооружения. В прошлом году мы закупили оборудование, произвели опытные образцы протестировали их, и начали выпуск шин для легковых автомобилей. По финансовым показателям 1 полугодие 2007 года мы отработали еще с убытком, а 1 полугодие этого года планируем закончить с прибылью.

За это время мы построили ТЭС, работающую на собственном паре; закупили и установили линию по производству легковых шин и линию по выпуску грузовых шин. Сейчас монтируем линию инспекции качества легковых и грузовых шин, которую планируем ввести в октябре. Общие инвестиции в эти 2 проекта составили около 20 млн. евро.

В этом году начали выпускать шины Satoya в летнем и зимнем варианте для легковых автомобилей. Кроме выпуска этих шин, мы ведем активные переговоры с компанией Goodyear по выпуску на той же линии шин для этой компании по off-take. Этот проект предусматривает, что «Днепрошина» выпускает шины на пресс-формах Goodyear, под ее брендом и заказчик в полном объеме их выкупает. Контракт, когда мы его заключим, будет очень весомый для завода. Прежде всего в плане имиджа, ведь еще в ходе переговоров технический аудит завода (как оборудования, так и наших специалистов) проводили высокопоставленные технические специалисты компании Goodyear. Пока мы говорим о сотрудничестве в сегменте легковых шин, но не исключено, что мы приступим к подобным переговорам и в сегменте грузовых шин.

Goodyear заинтересован в получении до 0,5 млн. штук легковых шин в год. В связи с этим, возможно, мы приобретем еще одну линию для выпуска таких шин и линию вулканизации. Тогда за счет этого сотрудничества завод частично увеличит объем производства, но и в какой-то части сократит, потому что мы все-таки намерены отказаться от устаревших шин, не только с точки зрения потребительских характеристик, но и с точки зрения прибыльности.

- Завод уже несколько лет сотрудничает с компанией Matador. Оцените, пожалуйста, результаты этого сотрудничества.

- С Matador мы работаем по off-take по выпуску грузовых шин для военно-промышленного комплекса, и производимые нами шины попадают на вооружение в страны НАТО. Поэтому «Днепрошина» уже частично в НАТО (смеется, - прим. ИА «Новый мост»). Мы планируем развивать с ними сотрудничество, хотя условия, в которых мы начинали с ними работать уже отличаются от сегодняшних. Это связано с тем, что Matador выкупила немецкая компания Continental. И в последние 2-3 недели Continental настойчиво предлагает нам вернуться к переговорному процессу, который был в 2000 году, - но тогда мы говорили о сотрудничестве по сельхозшинам. Очень тяжело шли переговоры, немецкая компания достаточно жестко ставила свои требования, и это ни к чему не привело.

- Что в ближайших планах завода?

- Сельхозшины мы начали выпускать в 2001 году и каждый год предлагаем рынку новые шины – аналоги мировых производителей. Закупили вспомогательное оборудование для производства легковых шин, позволяющее выпускать 1,5 млн. штук шин в год, и будем развивать проектные мощности до этого объема. Поэтому в течение ближайших 3-х лет планируем нарастить мощности почти в 3 раза, но реализация этих планов будет зависеть от многих факторов – и инвестиционная привлекательность, и желание иностранных партнеров сотрудничать (а это в том числе и возможность кредитоваться). Для увеличения выпуска грузовых шин мы собираемся купить второй станок и выйти на 400 тыс. штук в год. Общий объем инвестиций в этот период составит около 15 млн. евро.

- Изменится ли тогда доля рынка «Днепрошины»? Войдет ли завод хотя бы в 1% рынка?

- Нет, не войдем. И я думаю ,что это абсолютно нереально в сегодняшних условиях. Здесь нужны гораздо более серьезные инвестиции, расширение производства, освоение новых рынков сбыта. Кроме того, тенденции глобализации показывают, что в ближайшие 10 лет существующие сегодня отдельные, самостоятельные предприятия перестанут существовать – их купят более крупные мировые производители.

- В контексте этого – ждет ли «Днепрошина» поглощения?

- Мы не просто ждем, а работаем в этом направлении. Мы ищем даже не инвестора, а точнее сказать ,покупателя, который действительно занимается этим направлением. Как среди мировых производителей, так и среди производителей второго эшелона, а ими, как это ни странно, являются производители Индии, Китая. Сегодня сложно заводу выживать, а завтра станет невозможно. Сложно на мировом рынке, да и у крупных финансово-промышленных структур больше возможностей нивелировать колебания из-за политической и экономической нестабильности. А отдельные предприятия таких подпорок не имеют, для них это все – очень болезненно.

- Что тогда изменится для завода?

- Сложно планировать. Это будет зависеть от того, как стратегический инвестор определит роль завода в своем бизнесе: или завод будет выпускать определенный сегмент шин. А есть масса примеров, когда инвестор выкупает предприятие и закрывает его, просто устраняя конкурента. В таком развитии событий мы не заинтересованы.

- Какой из крупных мировых компаний – производителей шин интересен завод?

- Обычно интерес начинается с сотрудничества, с off-take, с совместных предприятий. Например, Continental с Matador тоже начинал с совместного предприятия по производству грузовых шин, и только после 7 лет работы этого СП было принято решение о приобретении всего Matador. Поэтому такой путь не исключен и для «Днепрошины». А для компаний Востока не исключен вариант сразу приобретения: им интересен наш рынок и с точки зрения использования нашего потенциала – интеллектуального, научного…

- Крупный акционер молочного комбината «Злагода» Виктор Веретенников недавно заявил о попытках рейдерского поглощения этого предприятия. Как Вы считаете. Какой может быть защита от рейдерства?

- От сумы и от тюрьмы никто не застрахован. С учетом нашего несовершенного законодательства и его выполнения – в Украине все возможно. Я не могу сказать, что наше предприятие на 100% застраховано от попытки рейдерского захвата. Более того, скажу ,что за 9,5 лет моего руководства предприятием такие атаки были. Пока нам удавалось их локализовывать.

- Насколько изменилась цена акций за время Вашего руководства заводом?

- В 10 раз. Раньше их номинал был 9,16 гривен, потом номинал увеличился до 50 гривен, а сейчас их скупают на рынке по 80-100 гривен.

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook