Ход расследования новомосковской трагедии на Самаре (ФОТОРЕПОРТАЖ)

С момента трагедии прошло уже 3 месяца, но расследование так и не сдвинулось с мертвой точки...

(ИА «Новый Мост», Татьяна Шутина) 9 августа в пресс-центре ИА «НОВЫЙ МОСТ» состоялась пресс-конференция «Ход расследования новомосковской трагедии на Самаре»

В пресс-конференции приняли участие:

- Мать погибшего Татьяна Герасимова,

- Мать погибшего Любовь Балабанова

- Отец погибшего Эдуард Балабанов,

- Мать погибшего Валентина Волошина,

- Отец погибшего Анатолий Зинченко,

- Пострадавший Евгений Ганчев. 

Валентина Волошина рассказала о событиях 1 мая, когда в результате столкновения катера «Максум 1800» и моторной лодки «Южанка» погибли 4 человека. «Возле села Красный Кут Днепропетровской области, в районе речного порта на реке Самара, 1 мая в результате столкновения катера «Максум 1800» и моторной лодки «Южанка» погибли 4 человека. Погибли находившиеся в моторной лодке четверо подростков 1993-1995 годов рождения, еще один подросток (1993 г.р.) с травмами средней степени тяжести был госпитализирован. С момента трагедии прошло уже 3 месяца, но родители так и не знают никаких конкретных фактов, кроме того, что мы остались без детей. До сих пор нам не дали на руки акты вскрытия погибших детей, их только зачитали. В свидетельствах написано, что смерть наступила в результате утопления, и только у нашего сына Романа написано, что смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы после столкновения лодки и катера. Все врачи говорят, что у ребят смерть наступила мгновенно, так почему же нам зачитали, что они утонули. Кроме того, остается загадкой, почему все утверждают, что дети ехали и самостоятельно развернулись, поэтому катер и перелетел лодку. Но ведь свидетели видели, что удар лодки был сзади – ее от сильного удара развернуло и она перевернулась. Но даже если и так, то место трагедии считается парковой зоной, и катер вообще не имел права туда заезжать. Также мы не можем забыть бегущую строку по местным каналам 1 мая, где было написано, что пьяные подростки налетели на катер порядочного бизнесмена. В этот момент дети еще лежали на берегу», – сказала она. 

Любовь Балабанова поделилась своим мнением по поводу трагедии, которая произошла в районе речного порта на реке Самара 1 мая. «Человек, который находился за рулем катера – механик, который обслуживал мэра города. И имеющий большой кошелек денег. Именно поэтому ситуация обернулась против наших детей. Следователю неоднократно задавался вопрос, почему применили ст. 291 Уголовного кодекса Украины «Нарушение действующих на транспорте правил», а не ст. 115 «Умышленное убийство». Нам ответили, что другую применять не имеют права. Если бы дети утонули, то было бы проще, но ведь их же убили. Кроме того, мы совершенно не в курсе следствия. Нас ни разу не вызвали, следователи поменялись уже третий раз. Человек, который виновен в гибели наших детей, до сих пор не был опрошен», – сказала она. 

Татьяна Герасимова отметила, что мнения свидетелей не учитываются. «Нам до сих пор непонятно, почему не опросили свидетелей, которые видели случившуюся трагедию на реке Самара. Почему о фактах гибели наших детей мы узнали от свидетелей, а не от правоохранительных органов», – сказала она. 

 

Эдуард Балабанов заявил, что убийца детей был на свободе до 28 мая. «Только после того, как родители погибших подростков написали письмо Президенту Украины Виктору Януковичу и Председателю Верховной Рады Владимиру Литвину, человека, который был за рулем катера «Максум 1800» и наехал на лодку, задержали», – сказал он. 

 

Евгений Ганчек отметил, что его только один раз вызывали на допрос. «В трагедии, которая произошла на реке Самара, я единственный, кому удалось выжить. Получил черепно-мозговую травму, вывих таза, рассеченную бровь и массу других ушибов, но статус потерпевшего мне не присвоили. Кроме того, меня как свидетеля на допрос вызвали только 1 раз. Люди, которые смотрели, как нас забирали в скорую помощь, утверждали, что виновник трагедии стоял в стороне и смотрел, но помощи не предложил», – сказал он. 

Анатолий Зинченко сообщил, что намерен ждать решения суда. «Нам сказали, что на изменение статей – с 291-й на 115-ю – нужно 20 тыс. грн. Таких денег у нас нет. Мне обидно, что за убийство 4-х детей человеку дадут 5 лет. Это то же самое, если бы он своровал курицу. Я намерен ждать решения суда. Больше ничего не остается», –сказал он. 

Фото: Сергей Вольский

Читайте новости МОСТ-Днепр в социальной сети Facebook